Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Gastroenterology" Том 53, №2, 2019

Back to issue

Светлой памяти профессора Юлиана Исааковича Рафеса (05.02.1924 — 23.02.2019) ВОСПОМИНАНИЯ О ШЕФЕ

23 февраля 2019 года на 96–м году ушел из жизни профессор Юлиан Исаакович Рафес. Последние 26 лет он жил в Нью–Йорке, куда был вынужден переехать к сыну вскоре после кончины жены.

За это время он посетил Днепропетровск только 1 раз — спустя 3 года после отъезда.

Мы с большой радостью собрались вместе, чтобы пообщаться с ним, поговорить, как всегда, обо всем.

Юлий Исаакович проработал в Днепропетровском НИИ гастроэнтерологии почти 25 лет, он создал наш коллектив — отделение заболеваний печени и поджелудочной железы, основой которого были любимая творческая работа и взаимоуважение. И к больным он всегда относился с большим вниманием, доброжелательностью, являясь примером для всех сотрудников: нянечек, медсестер, лаборантов, врачей, научных сотрудников.

Ю.И. Рафес родился 5 февраля 1924 года в польском тогда городе Вильно в семье врача. Его отец, Ицхак Рафес, окончил медицинский факультет Лейпцигского университета, затем — Московский университет. Он был известным врачом и политическим деятелем в Вильно. Мама, окончившая гимназию с правом преподавания в младших классах, свою жизнь посвятила семье, воспитанию троих детей. О жизни в семье, годах учебы в гимназии Юлий Исаакович вспоминал как о счастливейшем периоде.

Большая жизнь незаурядного человека, вобравшая в себя многое: радости счастливого детства, трагедию Холокоста, прошедшую через сердце воспоминаниями в течение всей жизни, военный период, пришедшийся на учебу в институте, времена борьбы с генетикой, которая была объявлена вне закона, любимую работу врача и успешную научную деятельность.

Дороги судьбы Ю.И. Рафеса пролегали через трудные испытания: начало войны, когда 22 июня 1941 года семнадцатилетним юношей, следуя на велосипеде за телегой, в которой ехали его родители (было только два места), он бежал из Вильнюса от фашистов. Уже 23 июня город был занят. Большинство его одноклассников и учителей, друзей семьи, близких людей погибли в первые дни оккупации в Понарах, ставших известными всему миру после трагедии Холокоста, и в Вильнюсском гетто. Твердая воля мамы, настоявшей на бегстве, спасла семью от гибели. Он был свидетелем голода послевоенных сороковых годов, ставшего причиной гибели многих людей: в больницу поступали тяжелейшие больные с алиментарной дистрофией, погибавшие в течение нескольких часов. При этом на диагноз «алиментарная дистрофия» был наложен запрет.

Осенью 1941 года он стал студентом эвакуированного из Киева в Челябинск медицинского института, в то время одного из престижных медицинских учебных заведений страны. Интересна история поступления Юлия Исааковича в вуз: из документов у него были только две фотографии, которые он случайно вывез с собой, спасаясь от гибели: его фото и фото похвальной грамоты об окончании гимназии, на которой проф. А.А. Ольшанецкий, проректор по учебе, после беседы с юношей поставил резолюцию: «Зачислить на первый курс».

Обучение в институте Ю.И. Рафес закончил в 1946 году в Днепропетровске, куда переехал после женитьбы на Дели Самойловне Гескиной, которая стала очень уважаемым в городе, одним из лучших оперирующих врачей–отоларингологов. Светлой памяти Дели Самойловны посвящена автобиографическая книга Юлия Исааковича «Дорогами моей судьбы».

После завершения учебы он начал работать в терапевтической клинике, руководимой проф. Львом Михайловичем Чапкевичем. Здесь он получил первый опыт клинического мышления и осознал необходимость постоянного профессионального совершенствования.

Ю.И. Рафес работал заведующим терапевтическим отделением 2–й городской больницы, затем возглавил отделение терапии на 100 коек в 10–й городской больнице, впоследствии — терапевтическое отделение 1–й городской больницы.

В первые годы практической работы Юлий Исаакович начал заниматься научными исследованиями — изучением влияния никотиновой кислоты на течение гипертонической болезни. Однако работа над кандидатской диссертацией была прервана надолго во время борьбы с космополитизмом и так называемого дела врачей–убийц в белых халатах. Диссертация была защищена после долгих и сложных перипетий лишь 30 декабря 1956 года. В 1965 году, также будучи практическим врачом, Юлий Исаакович защищает докторскую диссертацию, посвященную истории медицины.

В течение нескольких лет, еще работая практическим врачом в 1–й клинической больнице, Юлий Исаакович вместе с врачом–рентгенологом Г.А. Мезенцевым занимался изучением влияния многоатомного спирта сорбита на желчевыделение: были получены данные о влиянии препарата на сократительную функцию желчного пузыря, что позволяло расширить диагностические возможности при патологии желчевыводящих путей. Исследователи разработали методику применения сорбита для определения сократительной функции желчного пузыря при рентгенологическом исследовании и диагностическом дуоденальном зондировании.

В 1965 году Юлий Исаакович был приглашен на должность заведующего отделением заболеваний печени и поджелудочной железы в Днепропетровский НИИ гастроэнтерологии (ДНИИГ). В последующие годы работы изучалось влияние многоатомных спиртов (наряду с сорбитом — ксилита, маннита, глицерина), что позволило расширить сферу их клинического применения для лечения больных с патологией желчевыделения и после оперативных вмешательств. В результате исследований, проведенных работниками института и практическими врачами других лечебных учреждений, под руководством Ю.И. Рафеса была защищена не одна кандидатская и докторская диссертация, выпущена посвященная этой тематике монография.

С первых дней создания клиники заболеваний печени и поджелудочной железы ДНИИГ Юлий Исаакович приступил к организации научной работы: было принято мудрое решение о кооперации ее со смежными отделами института. Основную роль играла лаборатория биохимии, руководимая Инной Ивановной Шелекетиной — высококвалифицированным специалистом, прекрасным человеком. Большой удачей было привлечение впоследствии к работе сотрудников рентгенологического отдела, создание экспериментальной лаборатории фармакологии (которой руководил директор института профессор Павел Федорович Крышень), принимавших участие в разработке новых лечебных и диагностических методик. В первые годы работа проводилась на базе терапевтического отделения 10–й горбольницы, но уже в 1973 году была торжественно открыта клиническая база ДНИИГ — Республиканская клиническая больница и Республиканская консультативная поликлиника, в которой Юлий Исаакович постоянно консультировал сложных пациентов.

Юлий Исаакович ставил перед собой и коллективом задачи создания новых, более эффективных лекарственных средств, результатом чего были разработка и внедрение в производство лиобила — лиофилизированного препарата бычьей желчи. Был использован потенциал завода бакпрепаратов Днепропетровска и Каунасской фармацевтической фабрики «Санитас», с сотрудниками которой профессора связывали долгие годы плодотворной совместной работы. Созданный препарат был значительно активнее и давал гораздо больший лечебный эффект, чем предшествовавшие ему желчьсодержащие и желчегонные лекарственные средства.

Разработка и производство препарата, методики его лечебного применения — кропотливый процесс, требовавший слаженной работы единомышленников, в которой принимал участие сплоченный коллектив научных сотрудников, врачей, лаборантов, и главным было консолидирующее руководство Юлия Исааковича. Затем нужно было внедрить лиобил в промышленное производство. С этой целью предпринимались неоднократные поездки в Литву, требовавшие много времени и настойчивости. Значительную роль, конечно, сыграли в этом целеустремленность и незаурядные организаторские способности профессора, его любовь к творчеству, умение контактировать с людьми. Разработкой тактики лечебного применения лиобила под руководством Ю.И. Рафеса занималась Н.М. Береза, защитившая на основе этих научных исследований кандидатскую диссертацию. Впоследствии она также стала доктором медицины. Лиобил — прекрасный препарат, который и сейчас служит здоровью многих пациентов. К сожалению, выпускается он только Каунасским государственным заводом (Литва).

Много усилий было приложено к созданию препарата птичьей желчи таурохола: в лаборатории биохимии института была разработана методика его получения. Это средство прошло успешное испытание в лабораторных условиях и в клинике. По этой теме защищена кандидатская диссертация (Н.А. Домашнева).

Известно мнение: человеку повезет в жизни, если у него будут хорошие родители и хорошие учителя. Это в полной мере относится к нашему коллективу тех дней — мы с большой радостью шли на работу, на которой встречались с ярким Учителем: мудрость, блестящее остроумие, доброжелательное отношение к пациентам, сотрудникам (но и требовательность к ним), огромный опыт врача, врачебное чутье, которое так важно в нашей работе, умение видеть в пациенте и личность, и целостный организм, цитирование учителей — медиков прошлого. Выступления Юлия Исааковича на конференциях, съездах всегда были яркими, содержательными, эмоциональными, привлекали внимание слушателей своей образностью и, главное, содержанием.

Давно уже уехал наш профессор, разъехались и ушли с работы сотрудники нашего коллектива, но многие годы воспоминания о нем — связующее звено в нашей жизни.

Выпущены новые лекарственные препараты, разработаны методики их применения. Юлий Исаакович идет дальше. Для диагностики патологии органов пищеварения в клинику поступили препараты гормонов желудочно–кишечного тракта: секретин, холецистокинин–панкреозимин, а затем — синтетический аналог гастрина — пентагастрин. И вот при диагностическом зондировании пациентов в нашей клинике впервые в мире обратили внимание на разительное изменение самочувствия больных после введения этих диагностических средств: не только исчезали многолетние боли, но и появлялся аппетит, хорошее настроение, бодрость (чаще — после секретина); больные отмечали изменения в работе других органов и систем: расслабленность, сонливость (иногда — после холецистокинин–панкреозимина, пентагастрина), появление либидо (секретин), восстановление месячных, нагрубание молочных желез (холецистокинин–панкреозимин). И Юлий Исаакович не оставил эти свойства препаратов без внимания: нам было поручено пристально следить за реакцией пациентов не только при проведении диагностических процедур (велись буквально поминутные протоколы), но и в последующие часы и сутки. Проводились биохимические и радиологические исследования других параметров (гормоны, показатели глюкозы, ферментов, функционального состояния печени, желчевыводящих путей и др.). Ежедневно в кабинете профессора обсуждались полученные результаты. На обсуждение приглашались научные сотрудники и врачи других подразделений.

В 1976 году профессором Ю.И. Рафесом были впервые описаны патологические состояния, связанные с нарушениями в эндокринной сфере органов пищеварительного тракта, названные им синдромами гастриновой, секретиновой, холецистокининовой недостаточности. В этот период и в последующие годы исследования были посвящены разработке методик выявления и лечения этих патологических состояний.

Особенно ярким было впечатление от действия секретина у больных, перенесших оперативное вмешательство на желудке (резекция по Бильрот). В те времена (до широкого применения ингибиторов протонной помпы) эта методика была показанной и, к сожалению, использовалась при осложнениях язвенной болезни, часто оставляя после своего применения постгастрорезекционный демпинг–синдром. Ю.И. Рафес впервые высказал мнение о связи проявлений этого синдрома с удалением (антральный отдел) или выключением из пассажа гормонопродуцирующих зон — антрального отдела желудка (гастрин) и проксимального отдела двенадцатиперстной кишки (секретин, холецистокинин) — и нарушениями во взаимосвязях между гастроинтестинальными гормонами.

После выполненной операции могли развиться демпинг–синдром, пострезекционный панкреатит: боли, слабость, головокружение после еды, послабление стула. Больные становились инвалидами, привязанными к постели, были вынуждены есть лежа, ограничивали прием пищи, истощались. Проведенное диагностическое зондирование с секретином дало потрясший всех результат: впервые после многих лет после выполненного оперативного вмешательства пациент С., страдавший пострезекционным демпинг–синдромом, панкреатитом, отметил исчезновение боли, диспептических проявлений, слабости, сердцебиения, головокружения, отсутствие необходимости лечь после еды, появление аппетита. Эти положительные сдвиги наблюдались в течение почти 2 суток после исследования.

Ежедневно мы собирались в кабинете профессора, опрашивали и осматривали пациентов, обсуждали полученные результаты. Он с вниманием и уважением относился к нашему мнению. Им было принято смелое решение о разработке методик лечебного применения гормонов (секретин, холецистокинин) и синтетического аналога гастрина (пентагастрин) при эндокринной патологии органов пищеварения. Были разработаны методики ее выявления. Они базировались на сопоставлении клинических проявлений и диагностических показателей после введения гормоностимуляторов (соляная кислота, холекинетики, алкоголь) и гормональных препаратов (секретин, холецистокинин, пентагастрин). На основании результатов исследований в сфере эндокринной гастроэнтерологии, проведенных под руководством проф. Ю.И. Рафеса, были защищены кандидатские (Е.А. Богданович, В.Ю. Дармостук, С.С. Ягмур) и докторские (И.И. Шелекетина — биохимия, Л.Я. Мельниченко — терапия) диссертации.

Главными чертами характера Юлия Исааковича были настойчивость и целеустремленность в преодолении препятствий, умение отстаивать свою правоту. Он много раз сталкивался с несправедливым отношением к себе, зачастую вызванным неосведомленностью оппонентов в рассматривавшихся вопросах, предубеждениями, связанными с его происхождением, и банальной завистью.

Юлий Исаакович и мы выступали на многочисленных республиканских гастроэнтерологических конференциях и Всесоюзных съездах гастроэнтерологов, объясняя нашу позицию. Возвращаясь и рассказывая ему о случавшемся неприятии изложенных позиций, а иногда и о нападках, мы слышали в ответ цитату: «В научных исследованиях есть три этапа восприятия: этого не может быть; в этом что–то есть и кто этого не знал». Он был оптимистом и верил в успех. Он был борцом: «Я боролся и поэтому часто выигрывал. Я за то, чтобы человек не сдавался в самых неблагоприятных условиях», — писал он в своей книге воспоминаний «Дорогами моей судьбы».

К сожалению, наступил период, когда зарубежные препараты стали недоступными из–за своей дороговизны. И Юлий Исаакович приступил к организации разработки и производства отечественного в те годы препарата (ДНИИГ и завод «Санитас», Литва). Необходимо было выделить из слизистой двенадцатиперстной кишки свиней активное вещество, действие которого было аналогичным секретину (его назвали суикрепан). Большой вклад был сделан Л.П. Аверяновой — старшим научным сотрудником лаборатории биохимии (при руководстве И.И. Шелекетиной): многократные поездки на мясокомбинат, кропотливая работа по выделению действующего вещества, эксперименты с лабораторными животными. В Литве были наработаны первые партии суикрепана.

В ДНИИГ провели лабораторные и клинические исследования, подтвердившие высокое качество препарата, его эффективность при хроническом панкреатите и особенно при пострезекционном демпинг–синдроме (успешно защищена докторская диссертация Л.Я. Мельниченко). К сожалению, после распада СССР и отъезда Юлия Исааковича работы по промышленному производству суикрепана были прерваны, и еще одно детище профессора не получило дальнейшего существования.

Отъезд Юлия Исааковича, связанный со смертью жены и желанием быть рядом с семьей сына, был для нас большой моральной потерей. Но мы продолжали общаться с ним, получая от него заряд оптимизма, мудрые жизненные советы.

Уехав в Нью–Йорк, Юлий Исаакович не оставался без дел. С 1994 года он работал в Еврейском научном институте YIVO. Много писал, опубликовал несколько книг о медицине периода Вильнюсского гетто, трагедии Холокоста, опубликовал монографию, посвященную проблемам эндокринной патологии органов пищеварения, переведенную на английский язык, выступал с идеей эндокринной патологии органов пищеварения перед врачами, признававшими разработанную концепцию пионерской и значительной. Организовал международную конференцию «Еврейское медицинское сопротивление во время Холокоста».

Профессор Ю.И. Рафес — автор более 200 научных публикаций. Особенно потрясла книга, посвященная одноклассникам, погибшим в Холокосте. В ней использованы воспоминания и архивные данные: фотографии и сочинения юношей и девушек, строивших планы на будущее. Это были мечты тонко чувствующих, исполненных благородства, добрых намерений приносить пользу людям, чистых детей. Рядом — фотографии светлых, умных лиц...

Из класса выжили только 5 человек... Все они стали достойными людьми.

20 мая 2019 года по завещанию Юлия Исааковича его прах был захоронен рядом с Дели Самойловной Гескиной — «бесценным спутником его судьбы» в присутствии его верных и благодарных учеников.

С.С. Ягмур



Back to issue